Добро пожаловать в Наш край:
  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size

Газета Наш край

НЕ ВСЯКИЙ РЕЖИМ СТРАШЕН

Многие жители нашего края не представляют, что такое заказник,
а если и представляют, то весьма и весьма специфически
Самых распространенных заблуждений, касающихся того, что такое заказник и с чем его едят, можно выделить два. Первое заключается в твердой уверенности, будто этимология этого понятия уходит своими корнями к слову «заказано», то есть «запрещено», а второе… Второе и вовсе относится скорее к области фантастики: мол, заказник — это такое место, где животных выращивают для того, чтобы все желающие могли приехать и поохотиться вволю.
И несмотря на то, что первое заблуждение более соотносится с  принципом охраны природы, чем второе, в развенчании нуждаются оба. Ведь в обоих случаях под угрозой оказывается адекватное восприятие этого понятия, что, в свою очередь, становится причиной негативного отношения к самому явлению.
 
Итак, что же такое заказник?
Государственный природный заказник — это территория или акватория, имеющая особое значение для сохранения и (или) восстановления природных комплексов или их компонентов и поддержания экологического баланса.
Разделить государственные природные заказники краевого значения можно на две категории. Это комплексные или ландшафтные заказники, предназначенные для сохранения природных комплексов (природных ландшафтов) целиком и полностью, и биологические или зоологические, предназначенные для сохранения и восстановления редких и исчезающих видов животных и растений и видов, ценных в хозяйственном, культурном и научном отношении. 
Создание заказников не является государственной прихотью или сиюминутным капризом определенных инстанций, ведь для того, чтобы придать какой-либо территории такой высокий статус, необходимо получить подтверждение ее ценности. 
Научное обоснование уникальности произрастающих или обитающих на этой территории видов, объективно назревшая необходимость в их сохранении и воспроизводстве, ценность самого ландшафтного комплекса — вот что может стать причиной организации заказника. 
По большому счету, каждая из этих причин сводится к одному печальному и, пожалуй, общеизвестному факту, который заключается в том, что человек своим непродуманным использованием и порой даже непростительным транжирством довел природу до состояния, когда она уже не может выжить самостоятельно — без человеческого же вмешательства. Правда, на этот раз защитного…
В этом положении  нет ничего нового: человек — царь природы, а любой правитель, если он желает получать от своего правления пользу не только здесь и сейчас, но и в долгосрочной перспективе, должен понимать, что относиться к своим ресурсам нужно с умом. Рационально. И рациональное природопользование — одна из превентивных мер по отношению к природе.
Правда, слишком часто возникают ситуации, когда предупреждать уже нечего — и все, чем можно было бы долгие годы пользоваться рационально, растрачено за считанные месяцы. 
Еще чаще случается так, что подобное развитие событий превращается в единственно возможный вариант будущего — в том случае, если не будут приняты меры… Тогда и появляется необходимость изо всех сил беречь, сохранять и воспроизводить, срочно создавая заказники, которые станут либо последним отчаянным шагом в борьбе с исчезновением представителей редких видов флоры и фауны, либо очередной превентивной мерой, своеобразным этапом перед наступлением природного коллапса.
Примерно в таком амплуа выступают планируемые к организации комплексные заказники «Жура» и «Пушкариха». Эти потенциальные ООПТ краевого значения, основной целью создания которых является сохранение уникального лесостепного комплекса как места переходов и зимовки сибирской косули. Располагаются они на территории Новоселовского и Балахтинского районов — сибирская косуля в этих местах составляет особую ужуро-чулымо-новоселовскую популяцию.
 
Что особого в этой популяции?
То, что сибирская косуля этой группировки пока еще не занесена ни в Красную Книгу, ни в приложение к ней. 
Но не стоит радоваться: численность поголовья стремительно падает, а значит — недалек тот день, когда вынужденно будут приняты соответствующие дополнения. А это, в свою очередь, означает полный запрет на охоту, немаловажную для местного населения. 
Всем известно: как только какой-либо вид оказывается вписанным в Красную книгу, цена за его убийство сразу же становится очень высокой, сопровождаемой страшными словами «уголовная ответственность». 
Теоретически никому не охота садиться в тюрьму из-за нескольких десятков килограмм мяса, но практически большинство охотников — которых в данном случае требуется называть браконьерами — по старой русской традиции надеется на авось. Авось в этот раз их не поймают.
О том, что будет, если «авось» не сработает, горе-добытчики не задумываются. И зря, потому как перспектива рисуется такая, что представишь ее — и на незаконную охоту идти не захочется. 
Но здесь у нас получается замкнутый круг, потому что для многих ружье является единственным инструментом для того, чтобы заработать себе на жизнь и на пропитание.
 
Как выбраться из этого круга?
Может показаться странным, но в нашем конкретном случае организация заказников «Жура» и «Пушкариха» как раз и является выходом. Ведь если охота на территории этих планируемых ООПТ будет запрещена, то количество обитающих там косуль возрастет. В большом количестве ютиться на ограниченной площади животные не любят и, стало быть, вскоре отправятся изучать окрестности, выходя за границы особо охраняемой территории, заселяя земли соседних лесничеств. Таким образом, поголовье этой популяции увеличится и «переселившиеся» особи станут доступными для охотников — в установленных лицензиями пределах, конечно же.
Организация заказников здесь становится этакой золотой серединой между радикальными мерами и неприятием никаких мер, между угрозой попадания в Красную книгу, нависшей в будущем над ужуро-чулымо-новоселовской популяцией, и полным попустительством со стороны человека, которое мы имеем в настоящем.
Сберечь природное разнообразие и не затронуть при этом человеческих интересов — если бы у заказников был девиз, он звучал бы именно так. 
В отличие от заповедников, с которыми их часто путают, заказники не изымаются из хозяйственной деятельности полностью. Для каждого из них специалистами разрабатывается свой собственный режим особой охраны и природопользования, под запретом в котором оказываются действия, негативно влияющие на окружающую среду. В основном это вырубка леса, проезд вне дорог общего пользования, браконьерство и промышленный сбор грибов, ягод и прочих даров природы.
Все эти виды деятельности наносят природе  ощутимый вред. Браконьерство и промышленный сбор не оставляют ни мяса, ни дикоросов для тех, кто всегда добывал все это «для себя», проезд тяжелой техники разрушает почву и делает невозможным произрастание новых растений, а масштабная вырубка леса нарушает экосистему в целом, что в конечном итоге сказывается на каждом ее элементе. 
Запрет таких «разрушений» позволяет максимально сохранить природную территорию, но ко всему прочему нет смысла в абстрактном сохранении, в сохранении по принципу «просто так», и потому охранные режимы «Журы» и «Пушкарихи» направлены еще и на то, чтобы обеспечить местным жителям максимально комфортное существование.
Например, несмотря на то, что многие поля Новоселовского района, раскинувшиеся вокруг федеральной трассы М-54, войдут в площадь «Пушкарихи», работать на них по-прежнему можно будет в прежнем режиме — в соответствии с существующим законодательством и целями планируемого заказника.
Гармоничное и рациональное сосуществование, в котором человек заботится о природе, а природа, расцветая от этой заботы, дарит ему все свои блага, это и есть тот идеал, путь к которому во многом состоит из таких шагов, как организация особо охраняемых природных территорий, обладающих продуманным, грамотно разработанным режимом.
 
Дарья ЛЫСЕНКО,
методист отдела экологического просвещения КГКУ
«Дирекция по особо охраняемым природным территориям Красноярского края» 
 

Поиск по сайту

Сейчас на сайте

Сейчас 104 гостей онлайн

Наши партнеры


Лидеры просмотров


О Редакторе

ДУБЫНИН Петр Романович,
главный редактор,
действительный член Петровской академии наук и искусств,
действительный член Русского географического общества,
кандидат филологических наук

Tел./факс 8 (391) 218-32-71,
сот. 8 983 507-36-02,
8 (391) 297-57-99

е-mail: nkrai@mail.ru